КТ

    Рентген



    1 2 3 

    Лебедев. В Петербурге изобретатель радио А.С. Попов экспериментировал с икс-лучами, демонстрировал их на публичных лекциях, получая различные рентгено­граммы. В Кембридже Д.Д. Томсон немедленно применил ионизирующее дейст­вие рентгеновских лучей для изучения прохождения электричества через газы. Его исследования привели к открытию электрона.

    Рентген опубликовал еще две статьи об икс-лучах в 1896 и 1897 годах, но затем его интересы переместились в другие области. Медики сразу оценили зна­чение рентгеновского излучения для диагностики. В то же время икс-лучи стали сенсацией, о которой раструбили по всему миру газеты и журналы, нередко пода­вая материалы на истерической ноте или с комическим оттенком.

    Росла слава Рентгена, но ученый относился к ней с полнейшим равнодуши­ем. Рентгена раздражала внезапно свалившаяся на него известность, отрывавшая у него драгоценное время и мешавшая дальнейшим экспериментальным исследова­ниям. По этой причине он стал редко выступать с публикациями статей, хотя и не прекращал это делать полностью: за свою жизнь Рентген написал 58 статей. В 1921 году, когда ему было 76 лет, он опубликовал статью об электропроводимости кристаллов.

    Ученый не стал брать патент на свое открытие, отказался от почетной, вы­сокооплачиваемой должности члена академии наук, от кафедры физики в Берлин­

    ском университете, от дворянского звания. Вдобавок ко всему он умудрился вос­становить против себя самого кайзера Германии Вильгельма II.

    В 1899 году, вскоре после закрытия кафедры физики в Лейпцигском универ­ситете. Рентген стал профессором физики и директором Физического института при Мюнхенском университете. Находясь в Мюнхене, Рентген узнал о том, что он стал первым лауреатом Нобелевской премии 1901 года по физике «в знак призна­ния необычайно важных заслуг перед наукой, выразившихся в открытии замеча­тельных лучей, названных впоследствии в его честь». При презентации лауреата К.Т. Одхнер, член Шведской королевской академии наук, сказал: «Нет сомнения в том, сколь большого успеха достигнет физическая наука, когда эта неведомая раньше форма энергии будет достаточно исследована». Затем Одхнер напомнил собравшимся о том, что рентгеновские лучи уже нашли многочисленные практи­ческие приложения в медицине.

    Эту награду принял Рентген с радостью и волнением, но из-за своей застен­чивости отказался от каких-либо публичных выступлений.

    Хотя самим Рентгеном и другими учеными много было сделано по изуче­нию свойств открытых лучей, однако природа их долгое время оставалась неяс­ной. Но вот в июне 1912 году в Мюнхенском университете, где с 1900 года рабо­тал Рентген, М. Лауэ, В. Фридрихом и П. Книппингом была открыта интерферен­ция и дифракция рентгеновских лучей, что доказывало их волновую природу. Ко­гда обрадованные ученики прибежали к своему учителю, их ждал холодный при­ем. Рентген просто не поверил во все эти сказки про интерференцию; раз он сам не нашел ее в свое время, значит, ее нет. Но молодые ученые уже привыкли к странностям своего шефа и решили, что сейчас лучше не спорить с ним, пройдет некоторое время и Рентген сам признает свою неправоту, ведь у всех в памяти бы­ла свежа история с электроном.

    Рентген долгое время не только не верил в существование электрона, но да­же запретил в своем физическом институте упоминать это слово. И только в мае 1905 года, зная, что его русский ученик А.Ф. Иоффе на защите докторской дис­сертации будет говорить на запрещенную тему, он, как бы между прочим, спросил его: «А вы верите, что существуют шарики, которые расплющиваются, когда дви­жутся?» Иоффе ответил: «Да, я уверен, что они существуют, но мы не все о них знаем, а следовательно, надо их изучать». Достоинство великих людей не в их странностях, а в умении работать и признавать свою неправоту. Через два года в Мюнхенском физическом институте было снято «электронное табу», более того, Рентген, словно желая искупить свою вину, пригласил на кафедру теоретической физики самого Лоренца - создателя электронной теории, но ученый не смог при­нять это предложение.

    А дифракция рентгеновских лучей вскоре стала не просто достоянием физи­ков, а положила начало новому, очень сильному методу исследования структуры

    вещества - рентгеноструктурному анализу. В 1914 году М. Лауэ за открытие ди­фракции рентгеновских лучей, а в 1915 году отец и сын Брэгги за изучение струк­туры кристаллов с помощью этих лучей стали лауреатами Нобелевской премии по физике. В настоящее время известно, что рентгеновские лучи - это коротковол­новое электромагнитное излучение с большой проникающей способностью.

    Рентген был вполне удовлетворен сознанием того, что его открытие имеет столь большое значение для медицины. Помимо Нобелевской премии он был удо­стоен многих наград, в том числе медали Румфорда Лондонского королевского общества, золотой медали Барнарда за выдающиеся заслуги перед наукой Колум­бийского университета, и состоял почетным членом и членом-корреспондентом научных обществ многих стран.

    Скромному, застенчивому Рентгену, как уже говорилось, глубоко претила сама мысль о том, что его персона может привлекать всеобщее внимание. Он лю­бил бывать на природе, много раз посещал во время отпусков Вейльхайм, где со­вершал восхождения на соседние баварские Альпы и охотился с друзьями. Рент­ген ушел в отставку со своих постов в Мюнхене в 1920 году, вскоре после смерти жены. Он умер 10 февраля 1923 года от рака внутренних органов.

    Закончить рассказ о Рентгене стоит словами одного из создателей советской физики А.Ф. Иоффе, хорошо знавшего великого экспериментатора: «Рентген был большой и цельный человек в науке и жизни. Вся его личность, его деятельность и научная методология принадлежат прошлому. Но только на фундаменте, создан­ном физиками XIX века и, в частности, Рентгеном, могла появиться современная физика».

    Самин Д.К. 100 великих ученых. - М.: Вече, 2000. - 592 с

    1 2 3